GladИнтервью с главным врачом хирургического отделения больницы г. Страконице, специалистом в области хирургии Яном Гладом

М – менеджер Praga2Agency
Д – доктор


М: Господин доктор, сначала хотелось бы поговорить о лечении щитовидной железы.
Вы один из лучших хирургов Европы в этом направлении, поэтому нашим пациентам будет очень интересно узнать о специфике проведения данных операций. Что, в общем, является причиной появления проблем с щитовидной железой?
Д: Причин возникновения тиреопатии – проблем с щитовидной железой – на сегодняшний день можно найти довольно много. Недостаток йода в продуктах питания значительно сказывается на проблемах с щитовидкой, такой проблемы, например, совсем нет в Японии! Отдельно выделю струмогены (зобогены) – вещества, содержащиеся в определенных продуктах, которые вызывают расширение железы. Далее появление проблем вызывают аутоиммунные болезни, которые связаны с реакцией наших собственных антител к клеткам щитовидки. Еще к проблемам относятся различные воспалительные процессы и тиреотоксикоз.

М: Каков подход к лечению данных заболеваний в Чехии? Он чем-то отличается от лечебных методов в других странах?

Д: Я бы так не утверждал. Подход к лечению везде более-менее стандартный. Если эндокринолог при обследовании обнаружил проблему – ее необходимо решать оперативно! В Чехии операцию по удалению щитовидной железы проводят в основном в хирургическом отделении. В последние 20 лет подобные операции стали также проводить в ЛОР-отделении. После операции человек находится под наблюдением своего эндокринолога, четко соблюдая его указания. На данный момент в нашем отделении операции проводятся с помощью методики MIVAT – minimally-invasive video-assisted thyroidectomy или же минимально инвазивно видеоассистированной тиреоидектомии.

М: Считается, что опытный специалист в области хирургии щитовидной железы должен провести в год не менее 100 операций, чтобы, как говорится, оставаться в форме, так ли это?

Д: В сущности, доктору, для того чтобы оставаться «в форме», необходимо проводить 40-50 операций в год. Я провожу подобные операции с 1990 года. Всего на моем счету более 1400 проведенных операций.

М: Известно, что в работе любого доктора, даже такого профессионала, как Вы, существует какой-то процент осложнений при проведении операций. Если я не ошибаюсь, то хорошим показателем при операциях на щитовидной железе в Европе считается 3-4 процента осложнений. Какие осложнения могут возникнуть и каков их процент при Вашей работе?
Д: Действительно, при операции теоретически может возникнуть ряд осложнений. В основном речь идет о повреждении (парезе) возвратных гортанных нервов. Повреждение может сопровождаться изменением или полной потерей голоса. Оно может носить как временный, так и постоянный характер. В моей практике процент осложнений при парезе укладывается под 1%. Также говоря об осложнениях при операции, нужно упомянуть одновременное удаление паращитовидных желез, которое приводит в дальнейшем к низкому уровню продукции тиреокальцетонина. К постоянному снижению уровня продукции тиреокальцетонина в моей практике дошло 2 раза. В случае временного снижения осложнения укладываются под 0,5 %.

М: При операции по удалению щитовидной железы Вы склоняетесь к ее тотальной резекции (удалению). Так ли это?
Д: На сегодняшний день субтотальное или частичное удаление щитовидки хирургами практически не проводится. Резекция части щитовидной железы сопровождается тем, что часть ткани железы остается в зоне операции, которая потом окружается рубцами. Если в дальнейшем в оставшейся части ткани возникает опухоль, то проведение повторной операции в той же зоне сопровождается высокой степенью риска и осложнениями. Именно по этой причине врачи в настоящее время используют полное удаление щитовидки.

М: Какого размера остается послеоперационный рубец на шее пациента?

Д: Обычно размер рубца зависит от начального положения и размера железы.
Также важна структура кожи пациента. Рубец, остающийся после проведения операции, довольно часто пациенты (особенно женщины) по понятным причинам пытаются скрывать. Поэтому по мере возможности я стараюсь делать его как можно меньше – около 5-7 см. Обычно это тонкая светлая полоска, которая по желанию с помощью специальных мазей, а затем и с применением косметического лазера, становится практически незаметной.

М: Каково Ваше мнение по поводу неоперативных способов лечения проблемы с щитовидкой?

Д: В настоящий момент, конечно, существуют методы неоперативного лечения – так называемая внутритканевая деструкция. Используется этаноловая склеротерапия, применяется лазериндуцированная термотерапия, разночастотная термодеструкция.
Но применение всех этих техник не приводит к удалению узла, лишь к разрушению его ткани. Оставшаяся часть узла часто может являться источником рецидива и проблем. К тому же данные техники не изучены медиками на 100 %. Поэтому я – убежденный сторонник консервативного лечения подобных проблем.

М: Какое санаторно-курортное лечение Вы можете порекомендовать пациентам после операции щитовидки?

Д: Обычно санаторные процедуры после операции рекомендует своим пациентам непосредственно эндокринолог, который посылает к нам пациентов на операции. Знаю, что хороший опыт восстановительного лечения в Чехии имеется на курортах: Карловы Вары, Лугачовице, Лазне Липова, Есеник. Минеральные ресурсы данных курортов особенно хорошо помогают восстановлению пациентов, перенесших операции по удалению диффузного токсического зоба.

М: Теперь хотелось бы поговорить о другом типе успешно проводимых Вами операций.

Вы являетесь широко известным специалистом в области проведения операций толстой кишки. Что Вы можете рассказать о данном виде операций? Какую реабилитацию можете порекомендовать пациентам?
Д: К сожалению, операции по удалению опухоли толстой и прямой кишки приходится проводить довольно часто. По количеству раковых заболеваний данного типа Чехии принадлежит одно из первых мест в мире. У чехов прослеживается генетическая предрасположенность к данному заболеванию, и врачи пока не могут до конца объяснить причину этому. Я провожу в среднем от 80 до 100 операций в год по удалению опухоли толстой и прямой кишки во всех стадиях заболевания, как с заведением вывода anus praeter, так и без него. Гораздо реже мы проводим операции по удалению опухоли тонкой кишки людям после 50 лет. Несмотря на хорошие результаты наших операций, хочу отметить, что очень важную роль играет профилактика рака толстой кишки и своевременное обследование! Что касается послеоперационной реабилитации, то можно говорить о лечении в Карловых Варах, Лазнях Билина. Естественно, нужно придерживаться особой диеты, которую назначает специалист.

М: Я бы еще хотел затронуть тему проведения фундопликации и удаления желчного пузыря. Как проходят эти операции?

Д: Эти операции я провожу довольно часто. Фундопликация проводится при гастроэзофагальном рефлюксе (при Хиатальной грыже). Удаление желчного пузыря, или же холицистэктомия, чаще всего назначается при наличии камней, воспалительных процессах, гидропсе. Обычно проведение эти двух операций разделяется, но я по мере возможности могу совместить проведение этих операций в одну, выполняя ее лапакроскопически. Положительным моментом является тот факт, что за все время проведения операционного лечения мы ни разу не имели осложнений у пациентов как при проведении фундопликации, так и при проведении холицистэктомии! Пациенты должны соблюдать после операции назначенную им диету. Отмечу, что главное значение для избежания каких-то хирургических вмешательств имеет правильное сбалансированное питание и здоровый образ жизни.

М: Господин доктор, спасибо Вам за Ваше время и подробные ответы на вопросы!

PRAGA2 AGENCY Клиники Nemocnice Strakonice Интервью с доктором Гладем

Заявка на лечение

Медицинский консультант - лечение в Чехии